top Н
е
з
а
в
и
с
и
м
ы
й

К
о
м
м
е
н
т
а
р
и
й

Танки и трагедия 1941-го года

Почему всё не так ? .............................
Вроде, всё — как всегда: .....................
Тоже небо, опять голубое, ....................
Тот же лес, тот же воздух и та же вода -
Только он не вернулся из боя................
В. Высоцкий

С момента просмотра в 1966 г. замечательно фильма К.Симонова "Живые и мёртвые" меня занимали и притягивали события и тайны 1941...1942 годов. Будучи в возрасте 11 лет я не очень понимал трагизм фильма, но осталась в памяти взволнованная реакция взрослых по поводу фильма и бесконечные разговору на эту тему. Современная молодёжь понятия не имеет, что этот фильм был первым более-менее правдивым фильмам о событиях 1941 года. В фильме играли замечательные актёры, рекомендую всем посмотреть этот фильм.

Много лет прошло со дня окончания Великой Отечественной войны. Сделано много фильмов на тему войны, написана масса мемуаров и статей. Тем не менее, до сих пор мало известно про катастрофический разгром Красной армии в 1941...1942 гг. Это как табу: никто не хочет вспоминать неприятное. А зря, ведь на ошибках учатся...

Т-34 выпуска 1940 г.
Т-34-76 выпуска 1940 г., отличался очень низкой
надёжностью, плохой эргономикой и оптикой.
Командирской башенки не было.
Pz.IV Aust F1, 1941...1942 годы.
Pz.IV Aust F1 (1941...1942 годы) был надёжным танком,
удобным для экипажа и имел командирскую башенку.
Вот фрагмент горьких воспоминаний танкиста И.В.Маслова:
"...Выписался из госпиталя в первой декаде мая. Вернулся на Тамань, переправился через залив в Керчь, и пошел к фронту искать свой танковый батальон. А там уже… наши драпают, «в полный рост». Обстановка ужасная. Кругом повальное бегство, горящие машины. Паника… Немцы прорвали оборону на участке 44-ой Армии, а потом… и соседние части были выбиты с позиций.
Батальоны со «славянским костяком» еще держались, а остальные…. Было очень много ненадежных частей сформированных из среднеазиатских нацменов, кавказцев и крымских татар. Эти части бежали первыми.
Проглотит такой «воин» кусок мыла, или стрельнет себе в руку, и его сразу десять односельчан волокут на плащпалатке в тыл, с визгами, стонами и криками…
Я не хочу никого оскорбить по национальному признаку, но так было в эти дни в Крыму. В деревнях заселенных крымскими татарами нам никто двери не открывал и даже воды попить не давали…

Я метался вдоль линии фронта и пытался найти свой батальон, но все мои усилия были тщетными. Нарвался на заградотряд. Командир «заградотрядовцев» остановил отступающих в панике красноармейцев и приказал – «Занять оборону!». Я подошел к нему - «Товарищ командир, я кадровый танкист, дайте мне танк. Я же с винтовки в жизни всего пару раз стрелял». Он ответил: «Танкист? Отойди в сторону, останешься с нами».

Несколько дней я провел в этом «заградотряде». И то, что мне довелось увидеть и испытать за эти дни я вам не хочу рассказывать даже сейчас, хоть и прошло уже 65 лет с того страшного мая сорок второго. Сил нет передать, что там творилось… Слов не подобрать… Это действительно была катастрофа. Трагедия…

Я даже видел генерала, который в полном одиночестве сам строил себе плот на крымском берегу… А как происходила переправа через залив… Под непрерывным минометным обстрелом и непрекращающейся бомбежкой с воздуха солдаты пытались на плотах, на автомобильных покрышках и просто вплавь переправиться на восточный берег. Течение сильное, почти всех утаскивало в море. Там такое творилось… Все спасались, кто как может. Не было даже намека на организованную эвакуацию войск на таманский берег"...


Цитата из докладной записки на имя члена Военного совета Северо-Западного фронта (события происходят в июне 1941 года):
"...командир 5-го танкового полка Посенчук рассказывал о бое за Остров. Из его рассказа следует, что сил у немцев на Островском направлении очень мало и что захват города нашими частями сорвался только лишь потому, что с поля боя постыдно дезертировала 111-я стрелковая дивизия, ее командиры бежали первыми, споров петлицы и сняв знаки различия..."

Ужасны потери за шесть месяцев и девять дней 1941 года.
Безвозвратные и санитарные потери - 4 млн. 473,8 тыс.человек.
Из них:
  • попало в плен и пропало без вести - 2 млн. 335,5 тыс. чел. (52,2 % общих потерь);
  • убито и умерло на этапах санитарной эвакуации - 465,4 тыс. чел.;
  • умерло от ран в госпиталях - 101,5 тыс. чел.;
  • умерло от болезней, погибло в результате происшествий - 235,3 тыс. чел.;
  • ранено, контужено - 1 256,4 тыс. чел.;
  • заболело - 66,1 тыс. чел.,
  • обморожено - 13,6 тыс. чел.

    Генерал-полковник Г. Ф. Кривошеев: "Всего за годы войны Красная Армия потеряла разгромленными и уничтоженными 297 дивизий (215 стрелковых, 45 кавалерийских, 12 моторизованных и 25 танковых) и 85 бригад (51 стрелковую, 2 воздушно-десантных, 6 мотострелковых, 2 механизированных и 24 танковых).
    Больше всего соединений потеряно в 1941 г.: 177 дивизий и 18 бригад, 55 % от всех потерь или почти 109 % от имевшихся соединений в действующей армии на 22 июня 1941 г.). При этом, самые ощутимые потери в начале войны понесли танковые и механизированные войска. Более трети моторизованных и танковых дивизий были разгромлены противником, а оставшиеся переформированы в танковые бригады и стрелковые дивизии. К середине сентября 1941 г. были расформированы также все механизированные корпуса. К осени 1941 г. Красная Армия фактически лишилась своей ударной и маневренной силы - танковых и механизированных войск."

    Перед войной Красная армия имела 25 621 танков, из них 19 997 исправных. До сих пор никто не может понять сталинских "стратегов": зачем наделали столько танков ? А вот то, что в войсках была большая нехватка бензовозов и масловозов - этого сталинские "стратеги" не сообразили.

    СССР имел 20 огромных механизированный корпусов. У немцев было только четыре танковых группы: две в составе группы армий «Центр» и по одной — в составе групп «Север» и «Юг».
    Немцы на 22.06.1941 г. имели значительно меньше танков, в напавших на СССР войсках Германии было 3712 танка и штурмовых орудий. Из них 961 новых средних танков: типа "Pz.III" (37 мм или 50 мм пушка) и 439 штук типа "Pz.IV" (75 мм короткоствольная пушка). Эти танки немцы успешно применяли.

    Кроме того немцы успешно использовали против "Т-34" и "КВ" 50-мм пушку "ПАК-38". Бронебойный снаряд "ПАК-38" пробивал 78 мм брони на дистанции 500 метров. По данным НИИ-48 от 1942 года, попадания в "Т-34" в 54,3% приходились на калибр 50 мм. Т-34-76 с дистанции 300...400 м пробивался даже 37-мм бронебойным снарядом.

    В августе 1943 г., проводя совещание на заводе № 112, нарком танковой промышленности Малышев сказал, что во время Курской битвы «Тигры» и «Пантеры» вели огонь с дистанции 1500 м, а танковые пушки Т-34-76 могли поразить немецкие танки лишь с дистанции 500-600 м. На самом деле ситуация была значительно хуже. В ходе испытаний трофейного «Тигра» на полигоне в Кубинке 25.04.1943 г., 76 мм бронебойно-трассирующий снаряд пушки Ф-34 не пробил бортовую броню немецкого танка даже с дистанции 200 м. А подкалиберный снаряд «Тигра» порой прошивал броню Т-34-76 и с 4 км !

    Печальной была участь 1030-ти новейших средних танков "Т-34" и 547-ми тяжелых танков "КВ". В целом за 1941 год промышленность произвела 2996 танков Т-34. Учитывая эту внушительную численность и отсутствие у немцев тяжелых танков, меня всегда поражала ничтожная эффективность боевого применения наших новейших танков в начальный период войны.В целом, за лето-осень 1941 г. немцы подбили или захватили 14 079 советских танков.

    Известны только небольшие по масштабу успешные бои, например бой аса-танкиста Д.Лавриненко против 8 немецких танков (тип этих танков выяснить не удалось).
    19.11.1941 года в деревне Гусенево старший лейтенант Д.Лавриненко был свидетелем гибели командира 316-й стрелковой дивизии генерала И.В. Панфилова. Его Т-34 находился неподалеку от КП Панфилова. В этот момент на шоссе у села появилось 8 немецких танков. Танк Лавриненко на максимальной скорости помчалась навстречу немецким танкам. Перед самой колонной он резко свернул в сторону, остановился и начал стрелять. Лавриненко бил в упор, с близкого расстояния. Первым же выстрелом был уничтожен головной танк. Остальные встали. Это помогло Лавриненко стрелять без промаха. Семью снарядами он уничтожил семь танков ! На восьмом выстреле заело спусковой механизм орудия, и последнему немецкому танку удалось скрыться...

    Даже если очень постараться, невозможно найти в литературе и документах примеров более-менее значительных, успешных боёв с участием Т-34 и КВ в 1941 году. Во всяком случае, "спецы" с военно-исторического форума (ВИФ), как не тужились, не смогли привести такие примеры. Хотя ругали меня за то, что я посмел задать этот "глупый" вопрос. Также критиковал меня писатель М.Свирин - эта статья ему очень не понравилась...

    Ещё бы ! Фактов подтверждающих мою мысль сколько угодно. Пример по Южному фронту:
    "Согласно донесению помощника командующего войсками ЮФ по АБТВ г-м Штевнева от 31 июля 1941 г., в мехкорпусах ЮФ имелось:
    во 2-м механизированном корпусе (МК) боеспособных: 1 шт.- КВ, 18 шт.- Т-34, 68 шт.- БТ, 26 шт.- Т-26, 7 шт.- огнеметных, 27 шт.- Т-37, 90 шт.- БА-10, 64 шт.- БА-20 (всего танков - 147, было на 22.06.41 - 489 шт.);
    18 МК: 15 БТ и Т-26, 5 Т-28, 2 огнеметных. 1 БА-10, 4 БА-20 (всего танков - 22, было на 22.06.41 - 280 шт.);
    16 МК: 5 Т-28, 11 БА-10, 1 БА-20 (на 22.06.41 было 608 танков);
    24 МК: 10 БТ, 64 Т-26, 2 огнеметных, 10 БА-10, 5 БА-20 (всего танков - 76, было на 22.06.41 - 222 шт.).
    Там же говорилось:
    "В результате израсходования материальных ресурсов, аварий, поломок требует среднего капремонта: по 2-му МК до 200 ед., в 18-м МК - до 200 ед."
    О состоянии мехкорпусов можно судить по боевому донесению штаба 6-й армии ЮФ от 26 июля: 16-й мехкорпус с минимальными остатками: 240-й МД, 15-й и 44-й ТД, из которых сформирован отряд пехоты силою до батальона, МЦП, силою до батальона. 16-й мехкорпус совершенно не представляет из себя сколько-нибудь реальной силы"...


    Конечно, причин танковой катастрофы в 1941 году было много и на эту тему написано много книжек. Одна из причин освещена слабо, видимо потому, что характеризуется неприятными словами: "танки очень часто ломались". Чаще всего выходили из строя дизель, фрикционы и коробка передач.
    Термин "легендарный" танк касается Т-34-85. Но мало кто знает, что этот танк массово стал выпускаться лишь с мая 1944 года, а не с 1943 года как думают многие !
    А танк Т-34-76 выпуска 1941 г. имел громадное количество конструкторских и заводских дефектов (надёжность Т-34 удалось повысить только в 1943 году).

    Особо отвратительного качества был танковый дизель "В-2". Ресурс 100 моточасов для дизеля "В-2" (который был значительно дороже карбюраторного двигателя) на стенде удалось достичь только в 1943 году, а на танке ресурс уменьшался аж до 40...70 часов. Немецкие бензиновые двигатели "Майбах" отрабатывали в танке 300...400 часов !

    Четырёхскоростная коробка передач была плохой по своей констукции и легко ломалась при ошибках переключения скоростей неопытным механиком-водителем. Чтобы коробка не поломалась требовались навыки отработанные до автоматизма. Неудачной была констукция фрикционов, они часто выходили из строя. Ненадёжны были топливные насосы.
    Ошибки конструкторов - это самые тяжёлые ошибки, последствия от таких ошибок значительно страшнее по сравнению с обычным заводским браком.

    В целом, Т-34 был очень сложен в управлении, требовал высокой натренированности и физической выносливости от механика-водителя. За время длительного марша механик-водитель терял в весе 2...3 кг - это был тяжелейший труд. В более совершенных танках Т-34-85 переключать скорости часто помогал стрелок-радист. Таких сложностей с управлением не было у немецких танках, при выходе из строя механика-водителя его мог заменить любой член экипажа.

    Т-34 имели зеркальные перископы у механика-водителя и в башне танка. Такой перископ - это простейший короб с установленными под углом зеркальцами вверху и внизу, причем зеркальца были не стеклянными, а из полированной стали ! Качество изображения было отвратительным. Такие же примитивные зеркальца были в перископах на бортах башни, являвшихся одним из основных средств наблюдения у командира танка.
    Гильза после выстрела падает вниз на боеукладку. Её не возьмешь, она горячая. Дыма, гари, как в газовой камере, экипаж угорал во время стрельбы т.к. вентилятор в танке был очень слабый.
    Люки в бою по уставу требовалось закрывать. Но многие не закрывали, т.к. потерять ориентировку было очень легко. Время от времени надо надо было высовывать голову из люка, смотреть, намечать ориентиры. Механик-водитель, как правило оставлял люк приоткрытым на ладонь.

    Ещё хуже, чем Т-34, по надёжности были танки КВ и комплектовать их умудрялись слабо работоспособными, отвратительными, фрикционами и коробками передач ! Кроме того, при попадании снаряда в лоб у КВ часто клинило башню. У Т-34 при прямом попадании снаряда проваливается внутрь люк водителя, а гусеницы легко выводил из строя даже снаряд мелкого калибра.

    Проблемы усугубило то, что обучению танковых экипажей сталинские "стратеги" придавали преступно малое значения. Судите сами, цитирую: "Многие механики-водители к началу войны имели всего лишь 1,5…2-часовую практику вождения танков" [ИВОВ, 7, т.1, с.476]. Основные тренировки механики-водители Т-34 под предлогом "сбережения моторесурса техники" проводили на танках Т-26. В результате большинство из поступивших в войска Т-34 не были освоены экипажами.
    К тому же выяснились факты придерживания учебников и инструкций для обучения танкистов на фоне параноидальной борьбы за секретность. Мол, кабы чего не вышло. Перестарались с секретностью, от собственных танкистов учебные материалы утаивали...

    Система подготовки немецких танкистов была очень серьёзна:
    "Упор в учебных и боевых подразделениях был сделан на возможно более тщательную подготовку экипажей. Особо подбирались в первую очередь водители танка. Если инструкторы не видели у курсанта прогресса после первых же практических занятий, то его сразу переводили в заряжающие или стрелки-радисты. Экипаж обучался движению в составе смешанных колонн вместе с артиллерийскими, инженерными и разведывательными подразделениями танковой дивизии. Такие колонны посылались в многокилометровые походы на 2...3 дня по специальным маршрутам. За соблюдением курсантами точности заданному курсу следили специально прикомандированные навигаторы.
    Наводчики и заряжающие танковых орудий в бесконечных тренировках стремились уложиться в жесткие нормативы — каждая их операция была регламентирована по секундам. Отдельно тренировали наводчиков, добиваясь от них максимальной точности, при этом боеприпасов не жалели, так что их обучение в основном состояло из практических занятий.
    Водитель был обязан хорошо разбираться в двигателе танка и вообще в устройстве многочисленных механизмов. Все свободное от занятий время курсанты посвящали уходу за танком. Помимо боевой подготовки будущие танкисты усиленно занимались физической, часто бегая кроссы, повышавшие общую выносливость.

    По окончании учебы худшие курсанты безжалостно отсеивались. Такие принципы подготовки сохранились в учебных танковых подразделениях вплоть до самого конца второй мировой войны. Именно благодаря всем ее составляющим немецкие танкисты так хорошо показали себя как в наступательных, так и в оборонительных операциях на всех фронтах...".


    Непосредственные участники боев в один голос говорили: "если немецкий танк по тебе первым выстрелом промахивается, то вторым он уже не промахивался никогда". К тому ж хорошая оптика позволяла немецким танкистам обстреливать наши танки в сумерках на полчаса дольше, чем это могли себе позволить наши.

    Если бы обучение наших танкистов было бы на таком же высоком уровне, то война с Германией закончилась победой намного раньше, несмотря на скверное качество танков Т-34.

    А у нас плохо обученные экипажи часто просто не могли завести танки, и не умели делать простой ремонт. Основные потери танков были небоевые, из-за поломок. Танки вынуждены были уничтожать или просто бросали при отступлении. Впрочем, при отступлении процент небоевых потерь всегда высок. Выход из строя танков, нередко ещё до вступления в бой усиливал в войсках панические настроения, и наверное создавалось впечатление массового саботажа.

    С какой целью эти предельно "сырые" танки приняли на вооружение, да ещё наделали в больших количествах ? Чтобы побросать для врага, как это произошло в 1941 году ? Уму непостижимо !
    Известно, что нарком К.Ворошилов упорно проталкивал "сырые" танки в серию, несмотря на протесты и критические доклады ГАБТУ.

    Я восхищаюсь доблестью наших солдат, которые несмотря на все трудности и лишения сумели победить грозного врага.

    Всего за годы войны было отремонтированно 430 тыс. танков и САУ, т.е. каждая машина ремонтировалась примерно 4 раза.

    В силу отвратительного качества советских предвоенных танков, немцы большую часть захваченной бронетехники отправили на переплавку.
    Незначительное количество "Т-34" немцы применяли в войсках, но они были вынуждены серьёзно модернизировать эти танки. По состоянию на июль 1943 года в составе группы армии "Юг" входило 28 трофейных "Т-34 747" (модернизированных), а в составе группы "Центр" - 22 танка "Т-34 747".

    А вот трофейную немецкую бронетехнику с удовольствием применяли в нашей армии, что свидетельствует о её хорошем качестве: Pz.III любили советские танковые командиры за комфортные условия для экипажа, отличную оптику и рации.
    Pz.V Panther ценились высоко и успешно использовались для борьбы с немецкими танками.
    В СССР работало несколько заводов по ремонту трофейных танков и СУ. На базе трофейных Pz.III и Pz.IV было изготовленно около 1200 шт. самоходок СУ-76И (76 мм пушка) и СУ-122И (122 мм гаубица).

    P.S.
    Статья С.Митина "Перебежчики" (см.ниже) - один из немногих примеров правдивого описания состояния отечественной бронетехники за 1941...1942 годы.

    И.Кротов,
    1.11.08


    ПЕРЕБЕЖЧИКИ

    Сергей Митин
    журнал "Танкомастер"
    № 3 за 1997 год

    Одной из наиболее интересных тем для любителей военной истории служит тема боевого использования трофеев в боях второй мировой войны. При этом особое внимание традиционно уделяют фашистской Германии, так как в результате победоносных операций 1939-41 гг. она захватила громадное количество боевой техники различных стран, часть которой затем активно использовала против прежних хозяев и их союзников.

    Ни для кого из любителей бронетанковой техники (БТТ) не секрет: к моменту нападения на СССР более четверти немецкого танкового парка составляли боевые машины чехословацкого производства, что достаточно подробно освещалось в многочисленных послевоенных публикациях. Молчанием обойдем мы и Италию - во-первых, потому, что до 1943 г. итальянцы сами использовали свои бронированные машины, а во-вторых, потому, что их применение немцами почти не затронуло наиболее интересный для нас Восточный фронт.

    Польша первой поставила немецкой армии несколько своих относительно удачных танков 7ТР. Но их было очень мало (по разным источникам - от четырех до восьми машин), и они недолго использовались в учебных подразделениях.

    Наибольшее же число (после Чехословакии, разумеется) танков и танковых шасси иностранного производства в немецкой армии составляли французские боевые машины. Несмотря на некоторую отсталость конструкции, они были достаточно надежными, сравнительно сильно забронированными, а главное - для их ремонта и обслуживания имелась достаточная промышленная база. Но вооружение французских машин было слабым, и поэтому они использовались большей частью для службы в тыловых подразделениях (охранение коммуникаций, полицейские части, учебные подразделения и т.д.). Правда, в 1942 г. небольшому числу французских танков довелось повоевать и на Восточном фронте, так как для восполнения больших потерь немецких танковых частей "первой линии" на фронт была отправлена боевая техника некоторых учебных и полицейских подразделений.

    Намного более распространенными в немецкой армии были САУ на шасси французских танков. Первыми для этой цели были использованы шасси легких танков R 35 фирмы "Рено". Поскольку их штатное вооружение было более чем слабым, их решили вооружить чехословацкими 47-мм противотанковыми пушками в неподвижной боевой рубке. Решение оказалось довольно удачным, в ечение лета-осени 1941 г. было изготовлено 174 таких САУ, а с осени 1941 г. фирма "Альфред Беккер" была специально ориентирована на переделку французских боевых машин. Так в июле 1942 г. 179 бронированных арттягачей ТВ 37L (Tracteur Blinde 37L) "Lorraine", были выделены для установки на них новой 75-мм противотанковой пушки РаК 40/1. Новое самоходное орудие получило название Marder" I (Куница) и использовалось как на Восточном фронте, так и против американских войск. Это же шасси было использовано для установки 105-мм легких гаубиц (было изготовлено от 10 до 12 штук ля учебных подразделений), а также 150-мм гаубиц (изготовлено 96 штук), также применявшихся против Красной Армии. Переделывались в САУ и танки Н 35 и Н 39, В 1bis и практически все захваченные FCM 36, но их количество было невелико.

    В 1944 г. немцы ожидали высадки союзников во Франции и принялись спешно усиливать боевую мощь практически всех имеющихся танков. Делалось это, как правило, путем закрепления на них пусковых установок для реактивных снарядов. До нас дошло очень мало информации об этом, но к весне 1944 г. в Северной Франции имелось не менее восьми батарей таких "бронированных реактивных пускателей" (Panzerwerfer).

    Английские и американские танки использовались немцами лишь эпизодически. До 1944 г. на советско-германском фронте их были единицы.
    Впрочем, во всем, что сказано выше, я не оригинален: об этом уже писали многие, радуясь немецкой рачительности. Однако, начиная говорить об использовании вермахтом советских боевых машин, авторы обычно начинали задумчиво чесать в затылке. И есть о чем задуматься. Дело в том, что в боях лета 1941 г. немцы захватили не просто большие, а огромные трофеи. В частности, число трофейных советских танков и бронеавтомобилей превышало в немецкой армии число всех иностранных боевых машин вместе взятых! Казалось бы - вот простор для творчества. Но не тут-то было !

    Из захваченных и подбитых немцами летом-осенью 1941 г. 14 079 танков (по немецким данным), к октябрю было введено в строй всего от 18 до 40 машин. Почему так мало? Некоторые авторы пытаются ответить на этот вопрос тем, что все советские танки, дескать, были поломаны и сожжены. Другие оправдывают это загруженностью в 1941 г. немецких ремонтных подразделений собственной боевой техникой. Но как объяснить, что в тех же немецких источниках говорится, что от 300 до 500 танков типа БТ, от 900 до 1 100 танков Т-26, более 40 танков Т-28 и 45 танков Т-34 и КВ, достались им в исправном состоянии, так как находились на парковом хранении. Заливай бензин и ... "на Восток"! Так почему же всего 40 ?

    Ответ на этот вопрос напрашивается сам собой - наши танки не были нужны немцам. Они были плохи для вермахта. "Как же так?" - воскликнет начитанный любитель БТТ,- "наши танки в 1941 г. превосходили любую немецкую машину, кроме "четверки", по вооружению !"

    Простите, не по вооружению, а по калибру пушки. Но что толку, если до февраля 1942 г. реальная бронебойность советских 45-мм танковой и батальонной пушек не соответствовала табличным значениям? В этом отношении она даже проигрывала немецкой 37-мм танковой и противотанковой пушкам из-за крайне низкого качества бронебойных снарядов. В дневниках Ф.Гальдера говорится, что довоенные советские легкие танки не представляли опасности для немецких "панцеров" на дистанции более 400 м! Немцы называли Т-26 и БТ "консервными коробками" из-за их тесноты и слабого бронирования. А уж о качестве отечественных прицелов тех лет можно не упоминать - оно позволяло вести огонь из пушки только на дистанции в несколько сот (до 1000) метров.

    Но если нельзя было использовать танки в их "первозданном" виде, почему не построить на их шасси САУ, как это было с французскими машинами? Почему этого не делали?
    Ответ такой же - шасси наших танков тоже не были нужны вермахту. Не следует забывать, что для отечественных танковых двигателей требовался только высокосортный бензин (для Т-26 не хуже "Грозненского", а для БТ и Т-28 - не хуже "Бакинского"). А согласно "Военному дневнику" Ф.Гальдера, немцы испытывали в 1940-42 гг. острейший дефицит натуральной нефти и, как следствие, высокосортного бензина. Его немецкой армии не хватало бензина даже для авиации, зачем же тратить его на посредственные советские танки? Немецкий же синтетический бензин отечественные танковые моторы "кушать" отказывались. Это было характерно не только для танков довоенного выпуска: двигатели Т-60, Т-70 и СУ-76 также нуждались в высокосортном бензине.

    Как это ни парадоксально звучит, но с питанием для танков Т-34 и KB у немцев было еще хуже. В 1941-42 гг. в германской армии недостаток дизельного топлива (солярки, газойля и т.д.) ощущался еще более остро, чем бензина, поскольку его невозможно заменить каким-либо синтетическим продуктом. И потому в моторы дизельных автомобилей и танков вместо солярки заливали смесь сырой нефти с керосином и маслом. Только трофейный газойль как-то спасал положение, но и он большей частью шел в баки грузовых автомобилей, которые с конца 1941 г. были выведены из войск первой линии в тыловые части.

    Всего, согласно немецким источникам, с 1941 г. по 1945 г. в вермахте использовалось не более 300 советских танков и САУ, а также было изготовлено 10 САУ на шасси легкого танка Т-26.


    Трофейный Pz.IV

    Средний танк Pz.IV был в серийном производстве всю Вторую Мировую войну. Pz.IVН сделали 3960 штук из примерно 8500 всех Pz.IV.
    Итересен рассказ Р.Уланова о немецких танках:
    «За время службы в армии мне довелось иметь дело со многими танками и САУ. Я был механиком-водителем, командиром машины, зампотехом батареи, роты, батальона, испытателем в Кубинке и на полигоне в Бобочино (Ленинградская область). Каждый танк имеет свой “нрав” по управлению, по преодолению препятствий, специфику выполнения поворотов.

    По легкости управления я бы поставил на первое место немецкие танки T-III и T-IV, по маневренности Т-34, Т-44 и Т-54, по плавности хода по неровностям местности -- ИС-3 и ИС-4. Отмечу, что вождение Pz.IV было неутомительным из-за легкости работы рычагами;
    удобным оказалось и сиденье со спинкой - в наших танках сиденья механиков-водителей спинок не имели.
    Раздражали только вой шестерен коробки передачи и исходившее от нее тепло, припекавшее правый бок. 300-сильный двигатель “Майбах” заводился легко и работал безотказно. Pz.IV был трясучим, его подвеска была жестче, чем у Pz.III, но мягче, чем у Т-34. В немецком танке было значительно просторнее, чем в нашей “тридцатьчетверке”. Удачное расположение люков, в том числе и в бортах башни, позволяло экипажу, в случае необходимости, быстро покинуть танк...» [2]

    После капитуляции Германии крупная партия из 165 танков Pz.IV была передана Чехословакии. Пройдя ремонт, они состояли на вооружении чехословацкой армии вплоть до начала 50-х годов. Кроме Чехословакии в послевоенные годы Pz.lV эксплуатировались в армиях Испании, Турции, Франции, Финляндии, Болгарии и Сирии.

    "Четверки" поступили в сирийскую армию в конце 40-х годов из Франции, которая оказывала тогда этой стране основную военную помощь. Большинство инструкторов, обучавших сирийских танкистов, были бывшими офицерами панцерваффе. Привести точные данные о количестве танков Pz.IV в сирийской армии не представляется возможным. Известно лишь, что 17 машин Pz.IV Ausf.H Сирия в начале 50-х годов приобрела в Испании, а еще одна партия танков модификаций Н и J в 1953 году поступила из Чехословакии.

    Боевое крещение "четверок" на ближневосточном театре состоялось в ноябре 1964 года во время так называемой "водной войны", разгоревшейся из-за реки Иордан. Сирийские Pz.IV Ausf.H, занимавшие позиции на Голанских высотах, обстреляли израильские войска. Ответный огонь "Центурионов" не нанес сирийцам никакого вреда.

    В ходе следующего конфликта в августе 1965 года танки "Центурион", вооруженные 105-мм пушками, уничтожили две сирийских роты Pz.lV и Т-34-85, находясь вне досягаемости огня их пушек. Оставшиеся в строю Pz.IV были захвачены израильтянами во время "шестидневной" войны 1967 года. Последний исправный сирийский Pz.lV был подбит огнем израильского "Супер Шермана".

    Приложение:

    По данным Статистического сборника № 1 "Боевой и численный состав Вооруженных Сил СССР в период Великой Отечественной войны" (1994 г. Воениздат), на 1 июня 1941 года в Красной Армии числилось более 25 000 танков !
    Исправными было 18 844 единицы. В июне 1941 года было произведено еще 305 танков.

    Типы танков и их количество, в скобках – исправные:
    – Т-34 (76 мм пушка) – 1030 шт. (1029 шт.)
    – КВ -1 (76 мм пушка) – 412 шт. (410 шт.)
    – КВ -2 (152 мм гаубица) – 135 шт. (134 шт.)
    – Т-35 (76 мм пушка, 2 пушки 45 мм) – 59 шт. (42 шт.)
    – Т-28 (76 мм пушка) – 442 шт. (292 шт.)
    – БТ -7М (45 мм пушка) – 704 шт. (688 шт.)
    – БТ-7 (45 мм пушка) – 4563 шт. (3791 шт.)
    – БТ-5 (45 мм пушка) – 1688 шт. (1261 шт.)
    – БТ-2 (37мм пушка) – 594 шт. (492 шт.)
    – Т-26 (45 мм пушка) – 9998 шт. (8423 шт.)
    – Т-40 (2 пулемета 12,7 мм и 7,62 мм) – 160 шт. (159 шт.)
    – Т-38 (1 пулемет 7,62 мм) – 1129 шт. (733 шт.)
    – Т-37 (1 пулемет 7,62 мм) – 2331 шт. (1483 шт.)
    – Т-27 (1 пулемет 7,62 мм) – 2376 шт. (1060 шт.)
    – Су-5 (1 пушка 76 мм) – 28 шт. (16 шт.)

    Итого: 25 621 танк, из них 19 997 исправных (боеготовых) - более 78%.

    Выпущено Т-34:
    1940 г. - 110 шт.,
    1941 г. - 2996 шт.,
    1942 г. - 12527 шт.,
    1943 г. - 15821 шт.,
    1944 г. - 14648 шт.,
    1945 г. - 12551 шт.,
    1946 г. - 2707 шт.


    Оценка танков Т-34 и KB-1 работниками Абердинского испытательного полигона США

    Подписал этот документ начальник 2-го управления Главразведуправления Красной Армии генерал-майор танковых войск Хлопов.

    Танки были переданы в США советской стороной в конце 1941 г. для ознакомления.

    Состояние танков:
    Средний танк Т-34, после пробега в 343 км, окончательно вышел из строя и не может быть отремонтирован. Причина: вследствие чрезвычайно плохого воздухоочистителя на дизеле, в мотор набилось очень много грязи и произошла авария, в результате которой поршни и цилиндры разрушились до такой степени, что х невозможно отремонтировать. Танк с испытаний снят и намечено прострелять его пушкой танка KB и своей "3" - пушкой танка М-10, после чего он будет направлен в Абердин, где его разберут и оставят как экспонат. Тяжелый танк KB всё ещё ходит, и его продолжают испытывать, хотя имеется очень много механических неполадок.

    Силуэт-конфигурация танков.
    Форма корпуса наших танков нравится всем без исключения. Особенно хорош Т-34. Все сходятся во мнении, что форма корпуса Т-34 лучшая, чем на всех известных американцам машинах. KB - хуже, чем на любом из существующих в Америке танков.

    Броня. Химический анализ брони показал, что на обоих танках броневые плиты имеют неглубокую поверхностную закалку, тогда как основная масса броневой плиты представляет собой мягкую сталь. В связи с этим американцы считают, что, изменив технологию закалки броневых плит, можно значительно уменьшить толщину ее, оставив ту же стойкость на пробиваемость. В результате этого танки могут быть облегчены по весу на 8-10% со всеми вытекающими отсюда последствиями (увеличение скорости, уменьшение удельного давления и т.д.).

    Корпус.
    Основным недостатком является водопроницаемость как нижней части при преодолении водных преград, так и верхней части во время дождя. В сильные дожди в танк через щели натекает много воды, что ведет к выходу из строя электрооборудования и даже боеприпасов. Расположение боеприпасов очень нравится.

    Башня.
    Основной недостаток - очень тесная. Американцы не могут понять, каким образом наши танкисты могут в ней помещаться зимой, когда носят полушубки. Очень плохой электромеханизм поворота башни. Мотор слаб, очень перегружен и страшно искрит, в результате выгорают сопротивления регулировки скоростей поворота, крошатся зубья шестерёнок. Рекомендуют переделать на гидравлическую систему или просто на ручную.

    Вооружение.
    Пушка Ф-34 - очень хорошая. Проста, безотказно работает и удобна в обслуживании. Недостаток - начальная скорость снаряда значительно ниже американской "3" (3200 футов против 5700 футов в секунду).

    Прицел.
    По конструкции лучший в мире, но качество оптики оставляет желать лучшего.

    Гусеницы.
    Идея стального трака очень нравится американцам. Но они считают, что пока не будут получены отзывы о сравнительных результатах применения стальных и резиновых гусениц на американских танках в Тунисе и других активных фронтах, нет оснований отказываться от своей идеи - резиновых. Недостатком нашей гусеницы, с их точки зрения, является легкость ее конструкции. Может быть легко повреждена снарядами малых калибров и минами. Пальцы чрезвычайно плохо калены и сделаны из плохой стали, в результате очень быстро срабатываются и гусеница часто рвется. Идея забивания пальцев об упор на корпусе танка - вначале очень понравилась, но во время эксплуатации, после некоторой сработки пальцев, их начало гнуть об упор, что вело к очень частым обрывам гусениц. Считают, что за счет уменьшения толщины брони следует утяжелить гусеницы. Нравится также ширина гусеницы.

    Подвеска.
    На танке Т-34 - плохая. Подвеска танка типа "Кристи" давно была испытана американцами и от нее безоговорочно отказались. На нашем танке она, из-за плохой стали на пружинах, очень быстро проседает и в результате заметно уменьшается клиренс. На танке KB подвеска очень хорошая.

    Мотор.
    Дизель хороший, легкий. Идея применения на танках дизелей целиком разделяется американскими специалистами и военными, но, к сожалению, все дизельные моторы, выпускаемые заводами США, забирает Военно-Морской флот и поэтому армия лишена возможностей устанавливать дизели на своих танках. Недостатки нашего дизеля - преступно плохой воздухоочиститель на танке Т-34. Американцы считают, что только саботажник мог сконструировать подобное устройство. Для них непонятно также, почему в нашем наставлении его называют масляным. Испытания в лаборатории и испытания его показали, что:
    1. Воздухоочиститель вообще не очищает воздух попадающий в мотор;
    2. Пропускная способность его не обеспечивает приток необходимого количества воздуха даже при работе мотора вхолостую. В результате этого мотор не развивает полной мощности и попадающая в цилиндры пыль ведет к очень быстрому срабатыванию их, падает компрессия и мотор теряет ещё больше мощности. Кроме того, фильтр изготовлен с механической точки зрения чрезвычайно примитивно: в местах точечной электросварки металл прожжен, что ведет к вытеканию масла и т. д. На танке KB фильтр изготовлен лучше, но и он не обеспечивает притока в достаточном количестве нормально очищенного воздуха.
    На обоих моторах плохие стартеры - маломощные и ненадежной конструкции.

    Трансмиссия.
    Вне всякой критики - плохая. Произошел интересный случай. Работавший по ремонту трансмиссии танка KB, был поражен тем, что она очень похожа на те трансмиссии, с которыми он работал 12...15 лет тому назад. Была запрошена фирма. Фирма прислала чертежи своей трансмиссии типа А-23. К всеобщему удивлению, чертежи нашей трансмиссии оказались копией присланных. Поразило американцев не то, что мы скопировали их конструкцию, а то, что была скопирована конструкция, от которой они отказались 15-20 лет тому назад. Американцы считают, что со стороны конструктора, поставившего ее в танк, проявлена нечеловеческая жестокость по отношению к водителям (трудно работать). На танке Т-34 трансмиссия также очень плохая. Во время ее эксплуатации на ней полностью выкрошились зубья на всех шестернях). Химический анализ зубьев шестерен показал, что термическая обработка их очень плохая и не отвечает никаким американским стандартам для подобных частей механизмов.

    Бортовые фрикционы.
    Вне всякой критики - плохие. В Америке от установки фрикционов, даже на тракторах, отказались несколько лет тому назад (не говоря уже о танках). Кроме порочности самого принципа, наши фрикционы имеют чрезвычайно небрежную механическую обработку и плохие стали, что ведет быстрому износу, облегчает проникновение грязи в барабаны и ни в коем случае не обеспечивает надежной работы.

    Общие замечания. Танки, с американской точки зрения, тихоходные. Оба наши танка преодолевают склоны лучше, чем любой из американских танков. Сварка броневых плит чрезвычайно грубая и небрежная. Радиостанции при лабораторных испытаниях оказались неплохими, однако из-за плохой экранировки и плохих защитных устройств после их установки в танки не удалось иметь нормальной связи на дистанцию большую, чем 10 миль. Компактность радиостанций и их удачное расположение в машинах очень нравится.

    Мехобработка деталей оборудования и частей за редким исключением очень плохая. Особенно американцев возмутила безобразная конструкция и чрезвычайно плохая работа кулисы передач на танке Т-34. После долгих мучений они сделали новую и ею заменили нашу. Все механизмы танков требуют чрезвычайно много регулировок.

    Выводы-предложения.
    1. На обоих танках немедленно заменить воздухоочистители моделями с большей пропускной способностью и действительно очищающими воздух.
    2. Следует изменить технологию закалки броневых плит - это увеличит стойкость на пробиваемость при такой же толщине или же при уменьшении толщины - уменьшит вес, следовательно, расход металла.
    3. Утяжелить гусеницы.
    4. Заменить существующую трансмиссию устаревшей конструкции американской "Final Drive", это значительно повысит маневренность танков.
    5. Соответственно отказаться от применения бортовых фрикционов.
    6. Упростить конструкцию мелких деталей, повысить их надежность и максимально уменьшить необходимость большого количества регулировок.
    7. Сравнивая американские и русские танки - очевидно, что вождение последних значительно труднее. От русского водителя требуется виртуозность при переключении передач на ходу, особый опыт в пользовании бортовыми фрикционами, большой опыт механика и уменье поддерживать танк в ходовом состоянии (регулировка и ремонт непрерывно выходящих из строя деталей), что сильно усложняет подготовку танкистов-водителей.
    8. Судя по образцам, русские при производстве танков мало уделяют внимания тщательности обработки, отделке и технологии мелких частей и деталей, что приводит к потере всех преимуществ, вытекающих из хорошо, в общем-то, продуманной конструкции танков.
    9. Несмотря на преимущества применения дизеля, хороших контуров танков, толстой брони, хорошего и надежного вооружения, удачной конструкции гусениц и т. д. русские танки значительно уступают американским по простоте вождения, маневренности, силе огня, скорости хода, надежности механических конструкций и простоте регулировок.

  • Next, перейти к следующей статье



    <noframes>